меню

26 декабря 2018 г.

Руна Ис означает Лёд



 Обыкновенно, когда ты на что-то смотришь – то быстро надоедает. Поэтому невозможно долго смотреть на одно и то же.
Однако исключения есть: лес под ветром… А также: огонь… вода…
Ты можешь бесконечно долго глядеть в огонь и тебе нисколько не надоедает. Поэтому и столь притягательны, вероятно, камины всякие… камельки… печки.
Но вот вода. Обыкновенно ведь имеется в виду что? Ты - сидя и успокоившись – ты взираешь на волны. Любуясь шумом прибоя… подобным сердцу.  


И вот, я однажды так именно поступил. Утихомирившись, я просто сидел и глядел на волны… я слушал гулы: шум, шёпот, плеск…
Однако через какое-то время мне вдруг открылось: а я ведь и не на волны, оказывается, теперь смотрю. А вот - на САМУ на воду… И я УВИДЕЛ.
Она ведь состоит из людей.
Вода.
Подобно тому как человеческая наша душа составлена из богов.

Но, возможно, я просто незаметно для себя задремал. Английское слово dream, кстати, на русский перелагается как МЕЧТА. Да только - английское ли оно по происхождению своему? Однако это не важно…

Итак, они были очень маленькими, те люди.
Непроизвольно припоминается: когда-то где-то была весьма потребима присказка: я маленький человек. А нынче не в ходу как-то. Наверное, это правильно. Ведь слишком бы она представляла собою очевидный трюизм… ПЕРЕД ЛИКОМ БОЛЬШОЙ МАШИНЫ.

Сих маленьких людей было много. Точнее же - без числа. Вот именно же «аки песок морской», как оно в Послание к Римлянам, глава 9, стих 3×9.
Но главное в сей библейской аллюзии вовсе не ПЕСОК было, конечно же, а - МОРСКОЙ. Ведь рядовые песчинки земной стихии не обладают вовсе такой свободой, которою дышит море. По крайней мере - насколько мы себе представляем их.
Песчинки подвигаются ветром или ж они лежат, спрессованные в безвыходный плоский пласт… во песчаник! Он окончание всех путей; диктатура.
Бесчисленные же люди, которые составляли собою – своей бесчисленностью – стихию вод… они – я это ясно видел тогда: они плавали. Вот прямо наподобие космонавтов! Они – парили.

Я видел внутренним своим оком эту неповторимую внутреннюю свободу каждого из таких (почти). А также я видал то, как непосредственно и беспрепятственно проецирует каждый из них ее вовне, ту свободу – как он ее постигает.
Он мог, этот человечек, переворачиваться головой вниз, постигающий, или же головою вверх. Любой из них, как я чувствовал, полною свободой обладал протянуть или принять руку, вывернуть шею, отклячить попу… А также становится по стойке смирно. А также, может быть, и засмеяться, заплакать…
Пожалуй, разве только не мог он стать на колени. Но, впрочем, едва ли такое сумел бы сделать и космонавт!

Итак, вода состояла из находящихся в невесомости и несметных, и – я бы так это назвал – вольноопределяющихся и движущихся несогласованно человечков.
Как только я сознал это четко, мне вдруг услышалось: вот перед тобой Первичный Бульон.
Какое странное имя.
И все же возгромыхнуло-таки откуда-то в моей дрёме-«дрим». Навязчивое и неожиданное. Откуда?

По крайней мере не из Опарина. Я никогда не разделял эту бездоказательную, честно-то говоря, теорию, назначенную нарукавниками повластвовать.
Но нынче-то времена той власти давно исполнились. Да и мертворожденной она была. А люди, из которых вода, – они жили.

Какие-то человечки, я видел, охраняли друг друга в объятиях, яко во кружевах – проникновенно и трепетно. Не так уж много можно было таких заметить, но… было. Поболее же проплывало пред этим оком, открывшимся у меня, таких, которые – не столь трепетно или… не совсем ласково.
И вот, я тогда подумал: а, может быть, вода ТЕЧЁТ именно потому, что…

Куда как более было бивших друг друга по башкам или, по крайней мере, пытавшихся это делать. Когда кому-нибудь удавалось привлечь внимание таким образом, то - из человечков немедленно скручивался мерцающий и колеблющийся помаргивающий водоворот.
Существовали таковые недолго, ибо - происходили немедленно тут же снова и снова различным способом выполненные бития по бошкам. А также торжествовали – хоть редкие, но вот неизбывные в своей наивной неустрашаемости – человеческие объятия.
И – посему лишь только – вода текла. Нисколько не имея другой, а это я уже точно понял, причины к сему течению.

И даже я умилился. И потому засмотрелся настолько вдруг, что чуть было не пропустил главное!
Вот обнялись еще какие-то двое из этих… но ЭТИ – не только лишь!: они сумели потом еще – взяться за руки.
И так вот и оставались… У них, при этом, свободными пребывали открытые руки их.

Я видел: кто-то и еще взял за руку одного, а кто-то – иную из этих двух. А кто-то – схватил за щиколотку. И кто-то еще один…
Словом – сие продолжилось. И вот – образовалась подвижная пирамида, реализующая все степени свободы. За каждого из тех двух удерживались еще трое. Один за руку и двое за ноги.
И ухватившиеся воспроизводили так дальше. И удавалось некоторым. А те, у коих не получалось – не в состоянии были они удерживаться – их место занимали другие.

И те другие оказывались потом – в свою очередь – прообразами развертывающегося кристалла…
И так вот возрастал он, этот человеческий всемогущий алмаз, этот адамант. И принимал он все более совершенную форму, теряя лишнее.
И вот, он сформировался как… бубен. Такой, что способен принимать в себя вместо колотушки… как удар – свет.

И этот бубно-эритроцит, составленный человеками, видел я – он поворачивается ОСМЫСЛЕННО вкруг оси. Он ищет КАНАТНЫЙ ЛУЧ.
И этот луч не замедлил, и вот, я видел – этот кристалл ВОСХОДИТ.
И он - всё выше.

Ведь плотность человеческих тел – я сознавал это – была гораздо менее в пределах сего кристалла, нежели плотность их же вокруг. И вот, поэтому он – ВСПЛЫВАЛ. Он совершал это.
Ис - то есть Лёд - он двигается только лишь снизу вверх (если вообще… двигается).

Я видел человеческие кристаллы – растущие, устремляющиеся вверх… И в этот момент я понял: о да, существует и донный лёд!
Сей темы вскользь коснулся Джек Лондон. И я скажу: имей он устремление вычерпать ее до конца, то есть до самого того дна, возможно –исход замечательного представителя человечества мог бы получиться иным.
Но вот…

Итак, чем отличаются фазы? Кристалл и хаотическое движение…
Вероятно, тут просто в большинстве случаев. А именно: каждая молекула воды думает, что будто бы она – это центр. Безжалостная сия иллюзия - порождает ЭГО.
Точнее – идею ЭГО. Она несет в себе вопиющую странность, идея эта (но как она популярна): ЧЕГО ты центр, коль скоро проистекает вокруг тебя совершенно неразличимое?

Не могущее подвергнуться даже элементарному размечанию. Никак не авторизуемая фейк-масса шевелящихся молекул, перетекающих друг во друга вот абы как! В которой по определению невозможно, чтобы вот здесь, вот сейчас хоть в чем-либо родился центр.
Он может быть у кристалла. И - только лишь. И это совершенно и заведомо есть уже как и состояние, так и дело ДРУГОЕ.
Ведь видно почему это дело уже другое. А именно: потому что кристалл представляет собою структуру пирамидальную. А у объемной такой фигуры, как пирамида, - есть ОСЬ. А у оси – продолжая далее ренессанс всемогущего духа нашего – у непреклонной сей дамы ведь могут нанесены быть и даже КООРДИНАТЫ.

Вселенная - если говорить по большому счету - не расширяется и не суживается. Она - кристаллизуется лишь.
И вот. мы призваны сюда лицезреть: кристаллы - восходят в небо.
Вот это и представляет собой основную феерию сего сна.

Я видел – я своими глазами вот это видел, свидетельствую, - я видел, как эти люди ВОДЫ, но… сумевшие занять правильное положение свое во КРИСТАЛЛЕ… я видел, как они
восходили.
Вот силою вдруг всей массы кристалла этого своего. Как вопиющие новорожденностью своей гейзеры – прорывались! К далекой – очень тогда далекой от них – поверхности, на коей: не надо вроде уже как им и желать последующего.

Поэтому-то и над водою даже – тогда – выстраивался защитный панцирь. Сверкающий.
Да, мне очень хорошо было видно, как солнышко – понимая свою победу – как солнышко поигрывает на нем…
И вот, в этот миг мне оказывалось яснее ясного: мы все сейчас должны сделаться, как ЗАЩИТА. Ибо: лишь только вот наступит Весна и стремглав отлетят участники жесткого покрова и кровов этих все выше… выше.

Наступит изначальное торжество справедливости, возвратившись.
Подтаивание льда это что-то вроде меандра – что-то вроде того момента, когда и произошло – нет, не прикасайся ко Мне, потому как ведь Я еще… – вознесение Господнее.
Бог – милостив. Христианский лёд - плавится… Потому –

22.02.2015, Прощеное Воскресение

Комментариев нет:

Отправить комментарий