меню

суббота, 14 апреля 2018 г.

Заклятие


ЗАКЛЯТИЕ...
(сон)

Вот передо мною дорога.
Ровная и прямая, словно стрела.
И СТУК. Он, именно, меня и несет по ней.

Наверное, это топот копыт моего коня.
Однако я не вижу коня, а только – сама дорога летит подо мной назад и мелькают по обочинам травы да блестят лужи.


А по сторонам простерлось дикое поле.
У горизонта высится нечто черное, угловатое.
И невозможно даже и разобрать, что именно, а только от него слышна неподвижная, грозная безысходность.
Туда стремится дорога…

Над головою же моей, как и ныне, – светлое небо.
Там и тогда отличается только тем, что в нем – кипит облако.
Клубится и закручивается в тугие струи...

Нет, это и не облако вовсе, а – стая птиц.

Ее передний край заостряется и вытягивается.
И клонится в направлении меня, словно палец…
И вот я вижу: стремительные темные тела летят мне в лицо. Как камни, брошенные пращей!

Тогда я поднимаю против них щит. Не вижу – но чувствует моя рука надежную его тяжесть.
И птицы разбиваются о незримое. И вздрагивает на моей руке щит. Перья, кровь… Темные изгибающиеся потеки змеятся вниз по невидимой поверхности…

А впереди уже можно разглядеть высокие стены, шестигранные башни.
Они возведены из камней величиною в человеческий рост.
Они еще нигде не разрушены, эти стены, хотя изглоданы временем.
И каждый камень их плотно покрывают письмена, знаки.

Но это буквы неизвестного алфавита.
Страшные.
Они напоминают изуродованные фрагменты тел насекомых.
А некоторые – языки черного, замершего перед прыжком огня.
И подползающих змей…

Но стук несет меня дальше, я здесь не властен.

И близятся ворота кованой меди.
Они покрыты все патиной.
Скалятся сквозь нее чеканные лица-морды... изображения каких-то хитрых геометрических фигур... И они – все ближе.

И я вдруг прохожу сквозь ворота.
Сквозь глухо замкнутые их створки, словно – их вовсе нет!
И после этого лишь некоторое время рябит в глазах...
А стук несет меня дальше.

Теперь передо мною прямая, как стрела, улица.
Она есть продолженье дороги.
И точно также, как и была дорога, – она пустынна.
Мертвые дома-шестигранники стынут по сторонам ее.
И В НИХ ЖИВЕТ НИЧЕСОЖЕ.
(И в них живет никто не... И в них живет никто не...)

Вот улица выводит на площадь.
Она огромна.
И все-таки на ней тесно, ибо – почти, что все ее округлое пространство занимает гигантский храм. На стенах и зубцах здания не видать украшений. Как будто это – всего лишь одна из башен крепостной стены города, вдруг выдернутая из места своего и чудовищно увеличенная.

И нету входа во храм.
Не знаю, вовсе ли нет или только со стороны, с какой к нему приближаюсь я – нету входа.

Но всякий камень стены размером с городские ворота!
Пористый, как будто бы источен червем… И дьявольская эта непонятная кладка ко мне все ближе...

Внезапно я перестаю ее видеть, а: передо мной вдалеке – здания на противоположной стороне площади.
И продолжение прямой улицы.
А площадь уже пуста. И я словно бы оказался на дне огромной глазницы, из коей вырезали глазное яблоко…

Оглядываюсь недоуменно.
Затем – запрокидываю голову. И тогда – вижу: надо мной парит шестигранник, то есть часть храма, как если бы она была видима изнутри…
Купол. Но у него нет стен!

И грани этого шестигранника составлены из ячей, напоминающих соты. И не на всякой их одинаковое количество.
На четырех из граней по четыре ячеи.
На двух – по три.

Ячеи медленно проплывают мимо меня назад... заполненные глубокой тьмою пустоты сводов... Как половинка угловатого выщербленного граната, висящего в светлом небе!
Хотел бы досмотреть до конца. Понять.
Но только стук несет меня дальше.
Оглядываясь, я снова вижу за собой СТЕНУ храма.

...А вскоре после того, оглянувшись, я вижу за собой уже городскую стену. Пространство дикого города пронзено насквозь – и я не повстречал ничего ДЕЙСТВИТЕЛЬНО СУЩЕСТВУЮЩЕГО.
И снова впереди лишь дорога... по сторонам ее – поле, живые травы.

А стук внезапно иссяк.
Моя дорога вдруг более не бежит навстречу.
Ее пресекла передо мной вереница черных... людских фигур?
Но это только движущиеся СИЛУЭТЫ.
Колеблющиеся. И… плоские.
У них нет никакого объема, и потому я знаю: а это ведь души птиц, разбившихся – тогда – о мой щит!

Они проходят, словно бы обвиняя меня.
Как будто это не они сами летели и… разбивались!
Я ничего не говорю птицам, и они ничего не отвечают, и тем не менее:

– Зачем вы защищали сей город? Ведь его – нет!
– А чтобы ты не сумел догадаться, что его нет. Заклятие...



Комментариев нет:

Отправить комментарий